Preview

Альманах клинической медицины

Расширенный поиск

Матриксные металлопротеиназы-2, 7, 8, 9 и их тканевой ингибитор 1-го типа в сыворотке крови больных раком почки: клинико-морфологические корреляции

https://doi.org/10.18786/2072-0505-2017-45-2-94-101

Полный текст:

Аннотация

Актуальность. Причиной поздней диагностики рака почки считается долгое практически бессимптомное течение заболевания. Успехи в  его лечении, достигнутые в  последние годы, обусловлены использованием антиангиогенных препаратов. Тем не менее многие вопросы диагностики, прогноза и  предсказания эффективности таргетной терапии до сих пор не решены. Таким образом, изучение и поиск новых молекулярных маркеров рака почки, в первую очередь показателей, связанных с ангиогенной и инвазивной активностью, по-прежнему актуальны. К  таким маркерам относятся матриксные металлопротеиназы (ММП), разрушающие большинство компонентов внеклеточного матрикса и вовлеченные во все этапы опухолевого процесса. Цель  – сравнительная оценка содержания ММП-2, 7, 8, 9 и их тканевого ингибитора 1-го  типа (ТИМП-1) в  сыворотке крови практически здоровых людей, больных раком и  доброкачественными опухолями почки, анализ их взаимосвязи с основными клинико-морфологическими особенностями новообразований. Материал и  методы. Обследованы 99 больных раком почки (94 первичных и 5 – на фоне прогрессирования) и  10  больных доброкачественными опухолями почки. В  контрольную группу вошли 97  человек. Концентрацию исследуемых белков в  сыворотке крови определяли с помощью наборов реактивов для прямого иммуноферментного анализа (Quantikine®, R&D Systems, США). Результаты. Содержание ММП-7, ММП-8 и  ТИМП-1 в  сыворотке крови больных раком почки статистически значимо выше, чем в  контроле и  у больных доброкачественными опухолями. Содержание ММП-2 и  ММП-9 достоверно не различалось между обследованными группами. При пороговом уровне ММП-7, равном 3,0  нг/мл, диагностическая чувствительность выявления первичного рака почки составила 84%, специфичность по отношению к  «здоровому» контролю  – 87,5%, к  «патологическому» контролю (здоровые доноры + больные доброкачественными опухолями почки) – 73%. Наилучшее соотношение чувствительности и  специфичности для ТИМП-1 составило  67 и  65% при пороговом уровне 315 нг/мл. Для ММП-8 не удалось найти порогового уровня с приемлемым соотношением чувствительности и  специфичности. Уровни всех трех маркеров положительно коррелировали со стадией заболевания и показателями системы TNM, а уровни ММП-7 и ТИМП-1 возрастали по мере уменьшения степени дифференцировки опухоли. У  5  пациентов, обследованных на фоне прогрессирования, уровни всех маркеров были существенно выше, чем у первичных больных, и  превышали рассчитанные пороговые значения. Заключение. Наиболее перспективным серологическим маркером рака почки следует считать ММП-7: ее содержание в сыворотке крови уже на I стадии заболевания превышает пороговый уровень в 84% случаев. ТИМП-1 обладает приемлемой чувствительностью (70% и более) только начиная со II стадии рака почки. Уровень ММП-8 увеличивается лишь при III–IV стадиях заболевания. 

Об авторах

Е. С. Герштейн
ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
Россия

Герштейн Елена Сергеевна – д-р биол. наук, профессор, вед. науч. сотр., лаборатория клинической биохимии

115478, г. Москва, Каширское шоссе, 24 



В. В. Муштенко
ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
Россия

Муштенко Владимир Владимирович – врач-уролог, соискатель лаборатории клинической биохимии 

115478, г. Москва, Каширское шоссе, 24 



Е. А. Короткова
ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
Россия

Короткова Екатерина Андреевна – канд. биол. наук, ст. науч. сотр., лаборатория клинической биохимии 

115478, г. Москва, Каширское шоссе, 24 



С. Д. Бежанова
ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
Россия

Бежанова Светлана Дмитриевна – аспирант отдела патологической анатомии опухолей человека 

115478, г. Москва, Каширское шоссе, 24 



А. А. Морозов
ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского»
Россия

Морозов Алексей Андреевич – врач-уролог, отделение урологии 

129110, г. Москва, ул. Щепкина, 61/2



А. А. Алферов
ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
Россия

Алферов Александр Андреевич – аспирант лаборатории клинической биохимии 

115478, г. Москва, Каширское шоссе, 24 



И. А. Казанцева
ГБУЗ МО «Московский областной научно-исследовательский клинический институт им. М.Ф. Владимирского»
Россия

Казанцева Ирина Александровна – д-р мед. наук, профессор, вед. науч. сотр., патологоанатомическое отделение 

129110, г. Москва, ул. Щепкина, 61/2



Н. Е. Кушлинский
ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина» Минздрава России
Россия

Кушлинский Николай Евгеньевич – д-р мед. наук, профессор, член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией клинической биохимии 

115478, г. Москва, Каширское шоссе, 24 



Список литературы

1. Ainsworth NL, Lee JS, Eisen T. Impact of anti-angiogenic treatments on metastatic renal cell carcinoma. Expert Rev Anticancer Ther. 2009;9(12):1793–805. doi:10.1586/era.09.144.

2. Srinivasan R, Armstrong AJ, Dahut W, George DJ. Anti-angiogenic therapy in renal cell cancer. BJU Int. 2007;99(5 Pt B):1296–300. doi:10.1111/j.1464-410X.2007.06834.x.

3. Oya M. Renal cell carcinoma: biological features and rationale for molecular-targeted therapy. Keio J Med. 2009;58(1):1–11. doi: http://doi.org/10.2302/kjm.58.1.

4. Virman JP, Bono P, Luukkaala TH, Sunela KL, Kujala PM, Kellokumpu-Lehtinen PL. Combined Angiogenesis and Proliferation Markers' Expressions as Long-Term Prognostic Factors in Renal Cell Cancer. Clin Genitourin Cancer. 2016;14(4):e283–9. doi:10.1016/j.clgc.2015.12.014.

5. Герштейн ЕС, Кушлинский НЕ. Клинические перспективы исследования ассоциированных с опухолью протеаз и их тканевых ингибиторов у онкологических больных. Вестник Российской академии медицинских наук. 2013;68(5):16–27.

6. Deryugina EI, Quigley JP. Pleiotropic roles of matrix metalloproteinases in tumor angiogenesis: contrasting, overlapping and compensatory functions. Biochim Biophys Acta. 2010;1803(1):103–20. doi:10.1016/j.bbamcr.2009.09.017.

7. Abdel-Wahed MM, Asaad NY, Aleskandarany M. Expression of matrix metalloproteinase-2 in renal cell carcinoma. J Egypt Natl Canc Inst. 2004;16(3):168–77.

8. Cheng HP, Duan YR, Li Y, Li XD, Zhu CY, Chen BP. Clinicopathological significance of matrix metalloproteinase-2 protein expression in renal cell carcinoma patients. Anal Quant Cytopathol Histpathol. 2015;37(6):353–63.

9. Cho NH, Shim HS, Rha SY, Kang SH, Hong SH, Choi YD, Hong SJ, Cho SH. Increased expression of matrix metalloproteinase 9 correlates with poor prognostic variables in renal cell carcinoma. Eur Urol. 2003;44(5):560–6. doi: http://doi.org/10.1016/S0302-2838(03)00362-2.

10. Lu H, Yang Z, Zhang H, Gan M, Zhou T, Wang S. The expression and clinical significance of matrix metalloproteinase 7 and tissue inhibitor of matrix metalloproteinases 2 in clear cell renal cell carcinoma. Exp Ther Med. 2013;5(3):890–6. doi: 10.3892/etm.2012.859.

11. Qiao ZK, Li YL, Lu HT, Wang KL, Xu WH. Expression of tissue levels of matrix metalloproteinases and tissue inhibitors of metalloproteinases in renal cell carcinoma. World J Surg Oncol. 2013;11:1. doi:10.1186/1477-7819-11-1.

12. DI Carlo A. Matrix metalloproteinase-2 and -9 and tissue inhibitor of metalloproteinase-1 and -2 in sera and urine of patients with renal carcinoma. Oncol Lett. 2014;7(3):621–6. doi:10.3892/ol.2013.1755.

13. Lein M, Jung K, Laube C, Hübner T, Winkelmann B, Stephan C, Hauptmann S, Rudolph B, Schnorr D, Loening SA. Matrix-metalloproteinases and their inhibitors in plasma and tumor tissue of patients with renal cell carcinoma. Int J Cancer. 2000;85(6):801–4. doi:10.1002/(SICI)1097-0215(20000315)85:63.0.CO;2-C.

14. Ramankulov A, Lein M, Johannsen M, Schrader M, Miller K, Jung K. Plasma matrix metalloproteinase-7 as a metastatic marker and survival predictor in patients with renal cell carcinomas. Cancer Sci. 2008;99(6):1188–94. doi:10.1111/j.1349-7006.2008.00802.x.

15. Niedworok C, vom Dorp F, Tschirdewahn S, Rübben H, Reis H, Szucs M, Szarvas T. Validation of the diagnostic and prognostic relevance of serum MMP-7 levels in renal cell cancer by using a novel automated fluorescent immunoassay method. Int Urol Nephrol. 2016;48(3): 355–61. doi:10.1007/s11255-015-1185-8.

16. Ban CR, Twigg SM, Franjic B, Brooks BA, Celermajer D, Yue DK, McLennan SV. Serum MMP-7 is increased in diabetic renal disease and diabetic diastolic dysfunction. Diabetes Res Clin Pract. 2010;87(3):335–41. doi:10.1016/j.diabres.2010.01.004.

17. Basu RK, Donaworth E, Siroky B, Devarajan P, Wong HR. Loss of matrix metalloproteinase-8 is associated with worsened recovery after ischemic kidney injury. Ren Fail. 2015;37(3): 469–75. doi:10.3109/0886022X.2014.996842.

18. Chang HR, Yang SF, Li ML, Lin CC, Hsieh YS, Lian JD. Relationships between circulating matrix metalloproteinase-2 and -9 and renal function in patients with chronic kidney disease. Clin Chim Acta. 2006;366(1–2):243–8. doi:10.1016/j.cca.2005.10.007.

19. Hsiao KC, Tsai JP, Yang SF, Lee WC, Huang JY, Chang SC, Hso CS, Chang HR. MMP-2 serum concentrations predict mortality in hemodialysis patients: a 5-year cohort study. Clin Chim Acta. 2016;452:161–6. doi:10.1016/j.cca.2015.11.019.

20. Lu LC, Yang CW, Hsieh WY, Chuang WH, Lin YC, Lin CS. Decreases in plasma MMP-2/TIMP-2 and MMP-9/TIMP-1 ratios in uremic patients during hemodialysis. Clin Exp Nephrol. 2016;20(6): 934–42. doi:10.1007/s10157-015-1221-0.


Дополнительные файлы

1. Table 1. Matrix metalloproteinases-2, 7, 8, 9 and their type 1 tissue inhibitor levels (ng/mL) in the serum of renal cancer patients and of the control group patients
Тема
Тип Исследовательские инструменты
Посмотреть (114KB)    
Метаданные
2. ROC curve for evaluation of diagnostic characteristic of the serum MMP 7 levels for comparison of renal cancer patients and the control group
Тема
Тип Исследовательские инструменты
Посмотреть (59KB)    
Метаданные
3. Table 2. Matrix metalloproteinases-2, 7, 8, 9 and their type 1 tissue inhibitor levels (ng/mL) in the serum of renal cancer patients depending on the tumor spread
Тема
Тип Исследовательские инструменты
Посмотреть (179KB)    
Метаданные
4. Table 3. Matrix metalloproteinases-2, 7, 8, 9 and their type 1 tissue inhibitor levels (ng/mL) in the serum of renal cancer patients depending on histological characteristics and differentiation of the tumor
Тема
Тип Исследовательские инструменты
Посмотреть (168KB)    
Метаданные

Для цитирования:


Герштейн Е.С., Муштенко В.В., Короткова Е.А., Бежанова С.Д., Морозов А.А., Алферов А.А., Казанцева И.А., Кушлинский Н.Е. Матриксные металлопротеиназы-2, 7, 8, 9 и их тканевой ингибитор 1-го типа в сыворотке крови больных раком почки: клинико-морфологические корреляции. Альманах клинической медицины. 2017;45(2):94-101. https://doi.org/10.18786/2072-0505-2017-45-2-94-101

For citation:


Gershtein E.S., Mushtenko V.V., Korotkova E.A., Bezhanova S.D., Morozov A.A., Alferov A.A., Kazantseva I.A., Kushlinskii N.E. Matrix metalloproteinases 2, 7, 8, 9 and their type 1 tissue inhibitor in serum of renal cancer patients: clinical and pathologic correlations. Almanac of Clinical Medicine. 2017;45(2):94-101. (In Russ.) https://doi.org/10.18786/2072-0505-2017-45-2-94-101

Просмотров: 4352


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-0505 (Print)
ISSN 2587-9294 (Online)