Preview

Альманах клинической медицины

Расширенный поиск

Катехоламины плазмы крови у пациентов с ранними нелечеными стадиями болезни Паркинсона

https://doi.org/10.18786/2072-0505-2018-46-8-792-801

Полный текст:

Аннотация

Актуальность. Болезнь Паркинсона (БП) – нейродегенеративное заболевание с преимущественным вовлечением катехоламинпродуцирующих нейронов центральной и периферической нервных систем. Учитывая относительную доступность и низкую стоимость определения концентраций катехоламинов в плазме крови, целесообразно изучение этих показателей для их использования в качестве биомаркеров начальных стадий БП.

Цель – определение и сопоставление плазменных концентраций дофамина (ДА), норадреналина (НА), L-3,4-дигидроксифенилаланина (ДОФА) и дигидроксифенилуксусной кислоты (ДОФУК) у здоровых добровольцев и пациентов с начальными стадиями БП при клинически дифференцированных акинетико-ригидной (АРФ) и дрожательной формах (ДФ).

Материал и методы. Проведено наблюдательное одномоментное когортное исследование в период с 2012 по 2015 г. В основную группу посредством сплошного отбора включались пациенты, находившиеся на амбулаторном наблюдении в Республиканском консультативно-диагностическом центре экстрапирамидной патологии и ботулинотерапии (Казань, Россия), с впервые клинически выявленной ранней (I и II стадии по Хен – Яру, 1967) БП разного возраста и пола, ранее не получавшие специфическую противопаркинсоническую терапию. Группу контроля составили относительно здоровые добровольцы без клинических признаков БП с возможными иными хроническими заболеваниями неэкстрапирамидного генеза. Уровни катехоламинов в плазме крови определяли методом жидкостной хроматографии.

Результаты. В основную группу исследования были включены 130 пациентов с впервые установленным диагнозом БП (средний возраст 59,34 ± 8,42 года, 45,38% мужчин), не леченные ранее. Группу контроля составили 56 человек, сопоставимых по возрасту и полу. Распределение пациентов по формам и стадиям БП: ДФ БП – 56,9%, АРФ БП – 43,1%; I стадия – 76,9%, II стадия – 23,1%. В плазме крови пациентов с БП по сравнению с контролем отмечено снижение концентрации НА вне зависимости от формы и стадии (95% доверительный интервал = 124–216 и 248– 428 пкг/мл соответственно, р < 0,026). Уровень ДОФА был снижен только у пациентов с АРФ БП (р = 0,017), уровень ДОФУК – у пациентов со II стадией БП (р = 0,008). Соотношение показателей ДА:НА:ДОФА:ДОФУК составило в среднем 1:32:105:64 в группе контроля против 1:62:238:88 у пациентов с ДФ БП (различие статистически значимо для НА, ДОФА, р < 0,05) и 1:29:96:32 при АРФ БП (p > 0,05). У здоровых добровольцев изменения концентрации ДОФА определяют 84% изменчивости концентраций ДА и НА; взаимосвязи уровня ДОФУК с другими катехоламинами крови не обнаружено. Пациенты с БП, наоборот, вне зависимости от формы и стадии болезни имеют прямую взаимосвязь уровня ДОФУК с уровнем ДА (p < 0,04). У пациентов с ДФ БП сохраняется прямая зависимость плазменных концентраций НА и ДОФА (p < 0,05).

Заключение. Полученные результаты по абсолютным и относительным показателям основного обмена катехоламинов у пациентов с БП начальных стадий поддерживают гипотезу о различном патогенезе дрожательной и акинетико-ригидной форм заболевания.

Об авторах

З. А. Залялова
ФГБОУ ВО «Казанский государственный медицинский университет» Минздрава России; Республиканский консультативно-диагностический центр экстрапирамидной патологии и ботулинотерапии
Россия

Залялова Зулейха Абдуллазяновна – доктор медицинских наук, профессор кафедры неврологии и реабилитации ФГБОУ ВО «Казанский государственный медицинский университет» Минздрава России, руководитель Республиканский консультативно-диагностический центр экстрапирамидной патологии и ботулинотерапии

420012, г. Казань, ул. Бутлерова, 49, 

420029, г. Казань, ул. Исаева, 5



Д. М. Хасанова
Республиканский консультативно-диагностический центр экстрапирамидной патологии и ботулинотерапии
Россия

Хасанова Диана Магомедовна – кандидат медицинских наук, врач-невролог 

420029, г. Казань, ул. Исаева, 5



М. В. Угрюмов
ФГБУН Институт биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН
Россия

Угрюмов Михаил Вениаминович – академик РАН, доктор биологических наук, заведующий лабораторией нервных и нейроэндокринных регуляций 

119334, г. Москва, ул. Вавилова, 26



Список литературы

1. Goldman JG, Postuma R. Premotor and nonmotor features of Parkinson's disease. Curr Opin Neurol. 2014;27(4):434–41. doi: 10.1097/WCO.0000000000000112.

2. Залялова ЗА, Хасанова ДМ. Депрессия у пациентов с ранними стадиями болезни Паркинсона. Трудный пациент. 2016;(4–5): 22–8.

3. Goldstein DS, Holmes C, Sharabi Y. Cerebrospinal fluid biomarkers of central catecholamine defciency in Parkinson's disease and other synucleinopathies. Brain. 2012;135(Pt 6):1900– 13. doi: 10.1093/brain/aws055.

4. Delaville C, Deurwaerdère PD, Benazzouz A. Noradrenaline and Parkinson's disease. Front Syst Neurosci. 2011;5:31. doi: 10.3389/fnsys.2011.00031.

5. Угрюмов МВ, ред. Нейродегенеративные заболевания: от генома до целостного организма. Т. 1. М.: Научный мир; 2014; 580 с.

6. Biomarkers Defnitions Working Group. Biomarkers and surrogate endpoints: preferred defnitions and conceptual framework. Clin Pharmacol Ther. 2001;69(3):89–95. doi: 10.1067/mcp.2001.113989.

7. Eldrup E, Mogensen P, Jacobsen J, Pakkenberg H, Christensen NJ. CSF and plasma concentrations of free norepinephrine, dopamine, 3,4-dihydroxyphenylacetic acid (DOPAC), 3,4-dihydroxyphenylalanine (DOPA), and epnephrine in Parkinson's disease. Acta Neurol Scand. 1995;92(2):116–21. doi: 10.1111/j.16000404.1995.tb01023.x.

8. Lewitt PA. Norepinephrine: the next therapeutics frontier for Parkinson's disease. Transl Neurodegener. 2012;1(1):4. doi: 10.1186/20479158-1-4.

9. Веселова ИА, Сергеева ЕА, Македонская МИ, Еремина ОЕ, Калмыков СН, Шеховцова ТН. Методы определения маркеров нейромедиаторного обмена в целях клинической диагностики. Журнал аналитической химии. 2016;71(12):1235–49. doi: 10.7868/S0044450216120124.

10. Goldstein DS, Holmes C. Neuronal source of plasma dopamine. Clin Chem. 2008;54(11): 1864–71. doi: 10.1373/clinchem.2008.107193.

11. Pearse AG. The cytochemistry and ultrastructure of polypeptide hormone-producing cells of the APUD series and the embryologic, physiologic and pathologic implications of the concept. J Histochem Cytochem. 1969;17(5): 303–13. doi: 10.1177/17.5.303.

12. Wahbe F, Hagege J, Loreau N, Ardaillou R. Endogenous dopamine synthesis and dopa-decarboxylase activity in rat renal cortex. Mol Cell Endocrinol. 1982;27(1):45–54. doi: 10.1016/0303-7207(82)90061-2.

13. Braak H, Del Tredici K, Rüb U, de Vos RA, Jansen Steur EN, Braak E. Staging of brain pathology related to sporadic Parkinson's disease. Neurobiol Aging. 2003;24(2):197–211. doi: 10.1016/S0197-4580(02)00065-9.

14. Braak H, Del Tredici K. Invited Article: Nervous system pathology in sporadic Parkinson disease. Neurology. 2008;70(20):1916–25. doi: 10.1212/01.wnl.0000312279.49272.9f.

15. Селихова МВ, Коган БВ, Серкин ГВ, Гусев ЕИ. Обмен катехоламинов при разных формах болезни Паркинсона. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2002;102(9):37–40.

16. Marras C, Chaudhuri KR. Nonmotor features of Parkinson's disease subtypes. Mov Disord. 2016;31(8):1095–102. doi: 10.1002/mds.26510.

17. Selikhova M, Williams DR, Kempster PA, Holton JL, Revesz T, Lees AJ. A clinico-pathological study of subtypes in Parkinson's disease. Brain. 2009;132(Pt 11):2947–57. doi: 10.1093/brain/awp234.

18. Thenganatt MA, Jankovic J. Parkinson disease subtypes. JAMA Neurol. 2014;71(4):499–504. doi: 10.1001/jamaneurol.2013.6233.

19. Siderowf A, Newberg A, Chou KL, Lloyd M, Colcher A, Hurtig HI, Stern MB, Doty RL, Mozley PD, Wintering N, Duda JE, Weintraub D, Moberg PJ. [99mTc]TRODAT-1 SPECT imaging correlates with odor identifcation in early Parkinson disease. Neurology. 2005;64(10):1716–20. doi: 10.1212/01.WNL.0000161874.52302.5D.

20. Niethammer M, Feigin A, Eidelberg D. Functional neuroimaging in Parkinson's disease. Cold Spring Harb Perspect Med. 2012;2(5):a009274. doi: 10.1101/cshperspect.a009274.

21. Залялова ЗА. Дрожательные фенотипы болезни Паркинсона. В: Иллариошкин СН, Левин ОС, ред. Болезнь Паркинсона и расстройства движений. Руководство для врачей по материалам II Национального конгресса по болезни Паркинсона и расстройствам движений (с международным участием). М.: Серебряные нити; 2011. с. 55–9


Дополнительные файлы

1. Fig. 1. Plasma dopamine levels in the patients with tremor-dominant and akinetic-rigid variants of Parkinson’s disease and in the control group
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (46KB)    
Метаданные
2. Fig. 2. Plasma norepinephrine levels in the patients with tremor-dominant and akinetic-rigid variants of Parkinson’s disease and in the control group
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (44KB)    
Метаданные
3. Confidence intervals for plasma norepinephrine levels in the patients with tremor-dominant and akinetic-rigid variants of Parkinson’s disease and in the healthy volunteers
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (51KB)    
Метаданные
4. Fig. 4. Comparison of plasma L-3,4-dihydroxyphenylalanine levels in the patients with Parkinson’s disease and in the healthy volunteers; PD akinetic-rigid and tremor-dominant variants
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (48KB)    
Метаданные
5. Fig. 5. Comparison of plasma dihydroxyphenylacetic acid levels in the patients with Parkinson’s disease and in the healthy volunteers; PD akinetic-rigid and tremor-dominant variants
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (49KB)    
Метаданные
6. Fig. 6. Confidence intervals for plasma dihydroxyphenylacetic acid levels in the patients with tremor-dominant and akinetic-rigid variants of Parkinson’s disease and in the healthy volunteers
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (52KB)    
Метаданные
7. Fig. 7. The ratios of dopamine, norepinephrine, L-3,4-dihydroxyphenylalanine and dihydroxyphenylacetic acid in the patients with tremor-dominant and akinetic rigid variants of Parkinson’s disease and in the healthy volunteers
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (73KB)    
Метаданные
8. Fig. 8. The ratios of dopamine, norepinephrine, L-3,4-dihydroxyphenylalanine and dihydroxyphenylacetic acid in the patients with tremor-dominant and akinetic-rigid variants of Parkinson’s disease, depending on the Hoehn-Yahr stages
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (74KB)    
Метаданные
9. Fig. 9. Comparison of dopamine utilization rates in the patients with Parkinson’s disease depending on its variant and stage
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (49KB)    
Метаданные
10. Table 1. Plasma catecholamine levels in patients with Parkinson’s disease and healthy volunteers
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (91KB)    
Метаданные
11. Table 2. The ratios of catecholamines to dopamine plasma levels in the patients with Parkinson’s disease and in the healthy controls
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (65KB)    
Метаданные
12. Table 3. Clinical laboratory differential diagnosis between tremor-dominant and akinetic-rigid variants of Parkinson’s disease
Тема
Тип Research Instrument
Посмотреть (56KB)    
Метаданные

Для цитирования:


Залялова З.А., Хасанова Д.М., Угрюмов М.В. Катехоламины плазмы крови у пациентов с ранними нелечеными стадиями болезни Паркинсона. Альманах клинической медицины. 2018;46(8):792-801. https://doi.org/10.18786/2072-0505-2018-46-8-792-801

For citation:


Zalyalova Z.A., Khasanova D.M., Ugrumov M.V. Plasma catecholamine levels in the early stages of treatment-naïve Parkinson’s disease. Almanac of Clinical Medicine. 2018;46(8):792-801. (In Russ.) https://doi.org/10.18786/2072-0505-2018-46-8-792-801

Просмотров: 127


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-0505 (Print)
ISSN 2587-9294 (Online)