Preview

Альманах клинической медицины

Расширенный поиск

Редакция журнала "Альманах клинической медицины" рада сообщить о том, что теперь мы публикуем электронные версии статей, принятых к печати, до выхода печатной версии номера. Все статьи, размещаемые в электронном виде в разделе "Принято в печать", прошли полноформатную процедуру рецензирования, отбора, редакционной обработки и после формирования соответствующего выпуска публикуются в печатной версии журнала "Альманах клинической медицины". Датой финальной публикации статьи следует считать публикацию ее электронной версии в разделе "Принято в печать". Таким образом, версию статьи, размещаемую в разделе "Принято в печать", следует считать окончательным вариантом статьи и на нее можно ссылаться как на состоявшуюся публикацию. Любые ошибки, обнаруженные после даты публикации электронной версии статьи, могут быть исправлены только в виде отдельной публикации, размещаемой в очередном номере журнала.

Статью, публикуемую в разделе "Принято в печать", следует цитировать с использованием уникального номера статьи – DOI, единого для электронной и печатной версий.

Образец для цитирования статьи, размещенной в разделе "Принято в печать":

Захаров С.Г., Голенков А.К., Мисюрин В.А., Катаева Е.В., Барышникова М.А., Чуксина Ю.Ю., Митина Т.А., Трифонова Е.В., Высоцкая Л.Л., Черных Ю.Б., Клинушкина Е.Ф., Белоусов К.А., Финашутина Ю.П., Мисюрин А.В. Уровень экспрессии генов апоптоза FAS, TNFR2, TRAIL, DR3 и DR4/5 у больных с впервые выявленным хроническим лимфолейкозом до и после проведения терапии флударабином, циклофосфамидом и ритуксимабом (FCR). Альманах клинической медицины. 2018; https://doi.org/10.18786/2072-0505-2018-46-8-734-741 (дата обращения 14.12.2018).

Сразу после выхода печатной версии номера журнала статья удаляется из раздела "Принято в печать" и появляется в разделе текущего выпуска ("Последний выпуск").

Образец для цитирования статьи после ее публикации в печатной версии журнала:

Захаров С.Г., Голенков А.К., Мисюрин В.А., Катаева Е.В., Барышникова М.А., Чуксина Ю.Ю., Митина Т.А., Трифонова Е.В., Высоцкая Л.Л., Черных Ю.Б., Клинушкина Е.Ф., Белоусов К.А., Финашутина Ю.П., Мисюрин А.В. Уровень экспрессии генов апоптоза FAS, TNFR2, TRAIL, DR3 и DR4/5 у больных с впервые выявленным хроническим лимфолейкозом до и после проведения терапии флударабином, циклофосфамидом и ритуксимабом (FCR). Альманах клинической медицины. 2018;46(8):734-741.
https://doi.org/10.18786/2072-0505-2018-46-8-734-741

Статьи, размещаемые в разделе "Принято в печать", доступны только в формате pdf.

NB! При цитировании статей из раздела "Принято в печать" следует в обязательном порядке указывать DOI, так как только этот идентификатор позволит ссылке "не потеряться" после присвоения статье номеров страниц в печатной версии журнала. DOI также необходимо указывать при цитировании статьи из печатной версии журнала!

Принято в печать. Обновлено 08.06.2021

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ 

40
Аннотация

Актуальность. Интерпретация изменений в  легких, выявленных при компьютерной томографии (КТ) у  пациентов с  COVID-19, в  некоторых случаях неоднозначна. Сегодня не существует высокодостоверного алгоритма оценки и  предсказания течения заболевания на основании рентгенологических данных.

Цель  – выявить взаимосвязь рентгенологических симптомов COVID-19 и клинической картины заболевания.

Материал и  методы. В  обсервационное ретроспективное когортное исследование включены 92 пациента, которые были распределены в  3  группы соответственно клинической тяжести течения COVID-19 (группа легкой COVID-19 – 29  пациентов, среднетяжелой COVID-19  – 33 и  тяжелой COVID-19  – 30). Всем участникам исследования проведена КТ органов грудной клетки при поступлении в  стационар и  на 10-й день госпитализации.

Результаты. Практически у  всех пациентов (n=28; 96,6%) в  группе тяжелой COVID-19 наблюдалось увеличение объема поражения легких с  течением заболевания. Риск ухудшения клинической картины у  этих пациентов был в  15,037  раза выше в  сравнении с  пациентами со стабильным объемом поражения легких. На основании данных о  распространенности поражения легких можно было с достаточно высокой точностью (площадь под ROC-кривой 0,831, чувствительность 87,5%, специфичность 70,0%; p<0,001) предсказать ухудшение клинического состояния пациентов. Наличие дилатации бронхов в общей группе больных было статистически значимо (p<0,01) связано с  увеличением распространенности поражения легких. У 5 (62,5%) пациентов с  выявленной дилатацией бронхов зарегистрировано клиническое ухудшение.

Заключение. Компьютерно-томографический паттерн у  пациентов с  COVID-19 не всегда коррелирует с  клинической тяжестью заболевания. Таким образом, КТ легких не может быть использована для прогнозирования течения COVID-19 без учета данных клинического и  лабораторного исследований.

91
Аннотация

Обоснование. По данным многочисленных исследований, от  30 до  50%  пациентов с  хронической сердечной недостаточностью (ХСН) оказываются невосприимчивы к  применению сердечной ресинхронизирующей терапии (СРТ) и  модуляции сердечной сократимости (МСС), несмотря на тщательный отбор больных в  соответствии с  существующими рекомендациями. Представляет интерес изучение нейрогормонов, отражающих процессы напряжения (NT-proBNP) и  фиброза (sST2) миокарда, в  качестве возможных дополнительных маркеров ответа больных ХСН на применение устройств СРТ и МСС.

Цель  – изучить возможности использования у  пациентов с  ХСН биомаркеров NT-proBNP и  sST2 в  комбинации с  параметрами трансторакальной эхокардиографии (ЭхоКГ) и  магнитно-резонансной томографии (МРТ) сердца с контрастированием для прогнозирования положительного ответа на применение устройств СРТ и МСС.

Материал и методы. В исследование включен 51  пациент (41  мужчина, 10  женщин, средний возраст составил 58±12  лет (от  26 до  79  лет)) с  постинфарктным кардиосклерозом (n=22) или неишемической кардиомиопатией (n=29), снижением фракции выброса левого желудочка менее 35% и признаками ХСН II–III функционального класса по NYHA, у которых в течение не менее 3  месяцев проводилась оптимальная медикаментозная терапия. Обследование пациентов включало проведение ЭхоКГ, МРТ сердца с  контрастированием, а  также определение значений биомаркеров NT-proBNP и  sST2. По окончании обследования 39  больным были имплантированы СРТ, 12  – МСС. По результатам проспективного наблюдения на протяжении 18–24  месяцев с  помощью методов однофакторного, многофакторного и ROC-анализа проведен поиск предикторов ответа на применение каждого типа устройств.

Результаты. Признаки положительного ответа на применение СРТ-устройств с  функцией дефибриллятора (СРТ-Д) регистрировались у  21  (54%) пациента, на использование МСС  – у 7 (58%) больных. По итогам многофакторного анализа, предикторами такого ответа на применение СРТ-Д были: 1) значение sST2<50 нг/мл, 2) значение NT-proBNP<3900 пг/мл, 3) наличие в  левом желудочке менее 3  сегментов с  фиброзом (по МРТ сердца) и  4)  передне-задний размер левого предсердия<4,8 см (по ЭхоКГ). Наличие  2 из 4  вышеперечисленных признаков позволяло прогнозировать положительный ответ на применение СРТ с точностью 87% (чувствительность 90%, специфичность 83%). Предикторами положительного ответа больных на применение МСС служили: 1) значение sST2<30  нг/мл, 2)  конечно-диастолический размер левого желудочка<78  мм (по ЭхоКГ), 3)  возраст  <56  лет, 4)  значение индекса массы тела<27  кг/м2 . Наличие  2 из 4  признаков позволяло прогнозировать положительный ответ на применение МСС с  точностью  92% (чувствительность 86%, специфичность 100%).

Заключение. Единственным универсальным маркером отклика больных ХСН со сниженной фракцией выброса левого желудочка на применение обоих типов устройств были исходные значения sST2 (<50  нг/мл для СРТ-Д и  <30  нг/мл для МСС). Это указывает на потенциальную возможность повышения эффективности вышеописанных методов при их применении в  более ранние сроки от дебюта заболевания, а  также после достижения максимально возможной компенсации явлений ХСН у данной категории пациентов.

54
Аннотация

Цель  – определить вероятность развития маскированной артериальной гипертензии (МАГ) у пациентов низкого и умеренного сердечно-сосудистого риска (ССР) в  зависимости от наличия полиморфизма некоторых генов.

Материал и  методы. Девяносто двум пациентам (средний возраст 41,93±8,92  года) низкого и  умеренного ССР без верифицированных сердечно-сосудистых заболеваний проведена оценка генотипов по маркерам AGT Thr174Met rs4762, GNB3 C825T rs5443, MTHFR C677T rs1801133, MTRR Ile22Met rs1801394, ApoE Cys130Arg rs 429358, PPARα G/C rs4253778, а  также общеклиническое обследование и  суточное мониторирование артериального давления (СМАД). В  зависимости от наличия МАГ пациенты распределены в 2 группы: с впервые выявленной артериальной гипертензией, соответствующей критериям МАГ (n=58, 63%) и с нормальными показателями офисного и амбулаторного артериального давления, а также нормальными показателями артериального давления по данным СМАД (n=34, 37%).

Результаты. Группы не различались по возрасту, факторам ССР, сопутствующей патологии и  клиническим характеристикам. В  группе с  МАГ оказалось статистически значимо больше мужчин, чем женщин (р=0,028). Среди пациентов с  наличием МАГ наиболее значимым был генотип A/G полиморфизма Ile22Met rs1801394 гена MTRR: при оценке отношения шансов (ОШ) и относительного риска (ОР) развития МАГ показатели составили 4,23 и 2,17 соответственно (95%  доверительный интервал (ДИ) для ОШ был 1,56–11,72; для ОР – 1,25–4,12). Статистически значимым оказался и  генотип Т/С полиморфизма Cys130Arg rs 429358 гена АроЕ. Вероятность развития МАГ при генотипе Т/С по гену АроЕ увеличивалась более чем втрое: ОШ 3,67 (95%  ДИ 1,34–10,28), ОР 2,15 (95%  ДИ 1,17–4,36). При проведении корреляционного анализа выявлена прямая умеренная взаимосвязь наличия МАГ с  полиморфизмами генов MTRR (Q=0,62) и АроЕ (Q=0,57).

Заключение. У  пациентов низкого и  умеренного ССР вероятность развития МАГ зависит не только от гендерных различий, но и  от генетической детерминированности. Генамикандидатами для развития МАГ у  таких пациентов служат генотипы A/G полиморфизма Ile22Met rs1801394 гена MTRR и  Т/С полиморфизма Cys130Arg rs 429358 гена АроЕ.

48
Аннотация

Цель  – дать клиническую характеристику пациентов с хронической сердечной недостаточностью (ХСН) в Московской области и оценить соответствие текущей терапии актуальным клиническим рекомендациям.

Материал и  методы. На основании информации, предоставленной 11  амбулаторно-поликлиническими организациями Московской области в  декабре 2019  г., проанализированы данные об анамнезе 286  пациентов с  диагнозом ХСН, включая сопутствующие заболевания, характер проведенного обследования и его результаты, а также о текущей терапии.

Результаты. В  анамнезе наиболее частым заболеванием была артериальная гипертония  – 95,1%. У  53,8%  регистрировали инфаркт миокарда, у  37,8%  – сахарный диабет, у  34,6%  – фибрилляцию предсердий. Реже встречались хроническая болезнь почек (18,5%), пороки сердца (11,9%), инсульт (10,5%). Из сопутствующих не сердечно-сосудистых заболеваний наиболее часто регистрировали заболевания желудочно-кишечного тракта (25,2%), хроническую обструктивную болезнь легких или бронхиальную астму (9,8%), анемию (5,2%). Только 8%  пациентов имели одно заболевание, тогда как 72% – 2–3 заболевания и 20% – 4 и более. В среднем у одного пациента было 2,7  диагноза. Эхокардиографическое исследование выполнено в  82,9%  случаев. В  среднем фракция выброса составила 51,0±10,11%, фракция выброса 40% и  менее была у  11,5%  пациентов. Скорость клубочковой фильтрации рассчитана у  58,7%  пациентов: уровень менее 60 мл/мин/1,73 м2  отмечен у  35,9%, 30  мл/мин/1,73  м2  и  ниже  – у  3,6%. Блокаторы ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента, антагонисты рецепторов ангиотензина, сакубитрил/валсартан) получали 83,2%  пациентов, бета-адреноблокаторы  – 79,0%, антагонисты минералокортикоидных рецепторов  – 53,1%. Гликозиды назначены 6,9%, диуретики  – 51,1%  больных. В  большинстве случаев назначенные дозы были ниже рекомендованных в  международных документах.

Заключение. Подтверждена необходимость увеличения приверженности врачей выполнению клинических рекомендаций в отношении обследования и лечения пациентов с ХСН.

50
Аннотация

Актуальность. Нарушения функции щитовидной железы оказывают выраженное влияние на сердечно-сосудистую систему, а  сочетание с  уже имеющейся кардиоваскулярной патологией может привести к  существенному ухудшению прогноза. Это определяет необходимость своевременной диагностики и  оптимизации терапии.

Цель  – оценить влияние комбинированной терапии, включающей тиреостатики, на клинические симптомы хронической сердечной недостаточности (ХСН), показатели вариабельности ритма сердца, концентрацию NT-proBNP и структурно-функциональные параметры левых отделов сердца у пациентов с сочетанием ишемической болезни сердца (ИБС) и  тиреотоксикоза.

Материал и методы. В открытое сравнительное исследование включены 77  пациентов в  возрасте 45–65  лет. Основную группу составили 36  больных с  тиреотоксикозом, ИБС и  ХСН II–III функционального класса, группу сравнения – 41 пациент с тиреотоксикозом без сердечно-сосудистых заболеваний. Исходно и через 6 месяцев терапии с включением тиреостатика (тиамазол) оценивали клиническое состояние больных и  толерантность к  физической нагрузке, определяли концентрацию NT-proBNP, выполняли холтеровское мониторирование электрокардиограммы и эхокардиографическое исследование.

Результаты. На фоне достижения стойкого медикаментозного эутиреоза через 6  месяцев комбинированной терапии с  включением тиреостатика у пациентов с тиреотоксикозом, ИБС и  ХСН отмечено увеличение дистанции 6-минутной ходьбы (р<0,001), уменьшение клинических симптомов ХСН, частоты встречаемости нарушений ритма сердца (наджелудочковой экстрасистолии  – с  31 до 16%, желудочковой экстрасистолии  – с  21 до 4%, фибрилляции предсердий  – с  32 до 23%; р<0,05), наблюдалась положительная динамика спектральных и временных показателей вариабельности сердечного ритма. Уровень NT-proBNP у больных с тиреотоксикозом, ИБС и ХСН снизился на 42,9% (р=0,001). По данным эхокардиографии у  пациентов с  ХСН ишемического генеза статистически значимо увеличились показатели ударного объема (р=0,03), ударного выброса (р=0,04), фракции выброса левого желудочка (р=0,01), уменьшились значения миокардиального стресса (р=0,02) и показателей, характеризующих трансмитральный кровоток (Е/А, р<0,05) на фоне эутиреоза, что свидетельствует об улучшении систолической и  диастолической функции левого желудочка в  условиях нормализации функции щитовидной железы.

Заключение. Включение тиреостатиков в  состав комбинированной терапии и достижение эутиреоза способствовало повышению толерантности к  физической нагрузке, уменьшению активности симпатического звена вегетативной нервной системы и  частоты развития нарушений ритма сердца, снижению концентрации NT-proBNP, улучшению систолической и  диастолической функции левого желудочка у пациентов с ХСН ишемического генеза и сопутствующим тиреотоксикозом.

163
Аннотация

Актуальность. Прогрессирующее на фоне старения снижение силы и  функции скелетных мышц может привести к  инвалидизации и  преждевременной смерти. Представляет интерес возможность использования в клинической практике биоимпедансного фазового угла (англ. phase angle, PhA) в качестве инструментального маркера саркопении.

Цель  – выявление взаимосвязей фазового угла, определяемого методом биоимпедансного анализа состава тела, с  показателями тестов функциональной активности у  гериатрических пациентов с  полиморбидной патологией. Материал и  методы. Обследованы 146  женщин старческого возраста (от  75 до  84  лет, средний возраст 79,44±2,56  года). Всем пациенткам рассчитывали индекс коморбидности Charlson, индекс Barthel, проводили анкетирование с  помощью 7-балльного опросника «Возраст не помеха», тест 5-кратного вставания со стула и  прогулочный тест ходьбы на расстояние 4 метра по стандартной методике, а также биоимпедансный анализ состава тела (аппарат АВС-02, «Медасс», Россия). Показатели мышечной силы оценивали методом кистевой динамометрии с  помощью механического кистевого динамометра. Индекс кистевой динамометрии рассчитывался делением силы хвата кисти на рост пациента во второй степени. Согласно рекомендациям EWGSOP2 в  отношении критической точки для кистевой динамометрии, пациентки были разделены на две группы: с силой хвата кисти более 16 кг (n=41) и с силой хвата кисти менее 16 кг (n=105).

Результаты. Выявлены статистически значимые корреляции PhA с  возрастом (r=-0,369; p=0,017), результатами скринингового опросника «Возраст не помеха» (r=-0,359; p=0,023), индексом Barthel (r=0,375; p=0,018), кистевой динамометрией (r=0,395; p=0,014), индексом кистевой динамометрии (r=0,340; p=0,021), тощей массой тела (r=0,414; p=0,009), скелетно-мышечной массой (r=0,819; p<0,001), долей скелетно-мышечной массы (r=0,796; p<0,001), скоростью ходьбы (r=0,670; p<0,001), тестом 5-кратного вставания со стула (r=-0,541; p<0,001). Диагноз саркопении установлен у  61  (41,8%) женщины. При сравнении двух групп, сформированных в  зависимости от силы хвата кисти, статистически значимо различались такие показатели, как возраст, кистевая динамометрия, индекс кистевой динамометрии, скорость ходьбы, время выполнения теста 5-кратного вставания со стула.

Заключение. Кистевая динамометрия, тесты физической активности и  биоимпедансного фазового угла могут использоваться в  клинической практике при диагностике саркопении.

94
Аннотация

Актуальность. Химиотерапия – один из методов лечения рака легкого. В связи с невысокой эффективностью цитотоксических препаратов и  их побочными эффектами актуален поиск новых веществ. Перспективную группу соединений, проявляющих различные виды биологической активности, в том числе противоопухолевую, составляют алкалоиды трополонового ряда  – семичленные небензоидные ароматические соединения. 2-(6,8-диметил-5-нитро-4- хлорхинолин-2-ил)-5,6,7-трихлор-1,3-трополон, синтезированный в НИИ физической и органической химии Южного федерального университета, относится к новым соединениям в ряду 2-хинолин-2-ил-производных 1,3-трополона.

Цель  – оценить противоопухолевый эффект 2-(6,8-диметил-5-нитро-4-хлорхинолин-2-ил)- 5,6,7-трихлор-1,3-трополона в  отношении подкожных ксенографтов культуры рака легкого А-549 на иммунодефицитных мышах Balb/c Nude.

Материал и  методы. Исследование проводили на 50  иммунодефицитных мышах линии Balb/c Nude, разделенных на 4  опытные группы в  зависимости от дозы исследуемого вещества  – 0,0055, 0,055, 0,55 и  2,75  мг/г и  на 5-ю  – контрольную. В  качестве ксенотрансплантата использовали клеточную линию рака легкого А-549. Противоопухолевый эффект трополона оценивали с учетом показателя торможения роста опухоли и  индекса роста опухоли. Длительность эксперимента составляла 36 дней начиная с первого введения веществ.

Результаты. Показатель среднего объема опухоли на 36-е  сутки эксперимента в  группе контроля и  опытных группах  1, 2, 3 и  4 составил 2729,5; 2150,8; 1746,4; 952,3 и  678,9  мм3 соответственно. Значения индекса роста опухоли в  группах  1, 2, 3 и  4 были статистически значимо ниже в сравнении с 5-й группой (контроль) начиная с  24, 21, 21 и  15  суток соответственно и до конца эксперимента. Наибольшие различия между группами 4 и 5 наблюдались на 33- и  36-е  сутки исследования  – в  3,7  (р=0,01) и 4,1 (p=0,003) раза соответственно.

Обсуждение. Выявленный в  данном исследовании противоопухолевый эффект 2-(6,8-диметил-5-нитро-4-хлорхинолин-2-ил)-5,6,7- трихлор-1,3-трополона может быть связан с  различными механизмами. Например, его близкородственное соединение хиноктиол, по результатам многочисленных исследований, проявляет цитотоксическое действие, связанное с остановкой клеточного цикла, индукцией апоптоза, повреждением ДНК, аутофагической гибелью опухолевых клеток.

Заключение. Получены статистически значимые различия показателей объемов ксенографтов во всех опытных группах по сравнению с  группой контроля. Наиболее эффективной дозой исследуемого соединения, приводящей к  медленному снижению темпов роста опухолей и уменьшению объемов подкожных ксенографтов, была 2,75 мг/г массы мыши.

103
Аннотация

Обоснование. Болезни системы кровообращения играют ведущую роль среди показателей смертности населения, но не являются синонимом кардиальной патологии. Москва и  Московская область составляют одну из крупнейших городских агломераций в мире.

Цель  – анализ смертности от кардиальных причин в Москве и Московской области.

Материал и  методы. За период 2019  г. рассчитаны стандартизованные коэффициенты смертности (СКС) от 23  причин, указанных отдельной строкой в Краткой номенклатуре причин смерти Росстата.

Результаты. В 2019 г. СКС от кардиальных причин составили в  Москве 171,2 на 100  тыс. населения (27,6% от всех причин), в Московской области – 248,7 на 100 тыс. населения (26,9% от всех причин). Более 60%  смертей и  в  Москве, и  в  Московской области приходились на хронические формы ишемической болезни сердца, критерии которых определены нечетко или отсутствуют. В  Москве значительно ниже СКС от инфаркта миокарда, но выше от кардиомиопатии неуточненной (код Международной статистической классификации болезней и  проблем, связанных со здоровьем, 10- го  пересмотра (МКБ-10) I42.9). СКС от группы причин, обусловленных хроническими заболеваниями, вероятно, не связанными с  атеросклерозом, сопоставимы: 29,64 в  Москве и  24,59  в  Московской области. СКС от гипертонической болезни (коды МКБ-10 I10–13) составляют 8,7 и 5,6 на 100 тыс. населения соответственно.

Заключение. Несмотря на более высокую кардиальную смертность в  целом по Московской области, СКС от отдельных причин в  Москве значительно выше. Вариабельность СКС в большой степени обусловлена разными подходами к  определению первоначальной причины смерти. МКБ-10 и Краткая номенклатура причин смерти Росстата представляются не оптимальными источниками для понимания вклада кардиальных причин в  структуру смертности. Корректное сопоставление показателей возможно при согласовании экспертных позиций специалистов Москвы и  Московской области по критериям диагностики заболеваний, выбору первоначальной причины смерти и  соответствующего этой причине кода.

97
Аннотация

Актуальность. Рак яичников – ведущая причина смерти при гинекологических злокачественных новообразованиях. Более чем у  70%  пациенток диагностируется прогрессирующее заболевание, распространяющееся за пределы малого таза. Пятилетняя выживаемость больных раком яичников остается низкой (около 47%) из-за частых рецидивов и  лекарственной устойчивости. Выявление маркеров для ранней диагностики и  прогнозирования рецидивов улучшит прогноз при этом заболевании.

Цель  – оценить относительную копийность онкоассоциированных генетических локусов c-Myc, CDK12, CDKN1B, PRPF19, ERBB2, DDB1, GAB2, COL6A3 в опухолевых клетках тканей яичников для поиска потенциальных прогностических онкомаркеров у больных раком яичников.

Материал и  методы. В  исследование вошли 50 женщин в возрасте от 27 до 70 лет с диагнозом рака яичников T1-3сN0-1M0-1, гр. 2 (стадии I–IV), проходивших плановое лечение в ФГБУ «НМИЦ онкологии» Минздрава России в  2015–2019  гг. Материалом служили образцы геномной ДНК из парафиновых блоков опухолевой и условно здоровой ткани. Методом RT-qPCR проводили оценку относительной копийности 8 генетических локусов: c-Myc, CDK12, CDKN1B, PRPF19, ERBB2, DDB1, GAB2, COL6A3. Относительную копийность (англ. relative copy quantitation, RСQ) генетического локуса рассчитывали по формуле 2-ΔCt. Дозу исследованного локуса считали равной диплоидному набору (2n) при отношении RCQопухоль/норма ~1. Если отношение RCQопухоль/норма было>1,5 или<0,5, дозу локуса считали увеличенной (≥3n) или уменьшенной (≤ 1n) соответственно.

Результаты. Для всех генетических локусов наблюдали увеличение относительной копийности в опухолевых клетках яичников по сравнению с  условно здоровой тканью. Выявлена статистически значимая (р<0,05) аберрантная копийность четырех генов: c-Myc (р=0,001), DDB1 (р=0,002), PRPF19 (р=0,0001), CDKN1B (р=0,001). Установлены дифференциально разделительные уровни этих генов, которые позволили прогнозировать неблагоприятное течение заболевания у  пациенток (р<0,05). Наиболее тесная связь с риском неблагоприятных событий была характерна для повышения уровня копийности PRPF19 (отношение шансов (ОШ) 7,3; р=0,0001) и c-Myc (ОШ 6,8; р=0,001).

Заключение. В нашем исследовании мы определили прогностическую ценность четырех онкогенных драйверов, а именно DDB1, PRPF19, CDKN1B и  с-Myc, увеличение копийности которых ассоциировалось с неблагоприятным прогнозом заболевания у больных раком яичников.

155
Аннотация

Цель  – изучить взаимосвязи между ортостатической гипотонией (ОГ) и  артериальной жесткостью, измеренной с  помощью сердечно-лодыжечного сосудистого индекса (СЛСИ), в группе пациентов 60 лет и старше с артериальной гипертензией (АГ) и  сопутствующим синдромом старческой астении (ССА).

Материал и методы. В исследование включены 160 пациентов в возрасте от 60 до 101 года с  верифицированной АГ I–II стадии без тяжелых сопутствующих соматических заболеваний. Оценивали фактический прием ранее назначенных лекарственных препаратов. Для предварительного отбора пациентов применяли краткий опросник «Возраст не помеха». Пациенты были разделены на три группы в  соответствии с  действующим алгоритмом диагностики ССА: 1-ю  группу составили пациенты с ССА, 2-ю – с преастенией, 3-ю – пациенты без ССА. Оценка артериальной жесткости проводилась методом объемной сфигмографии (прибор VaSera VS-1500, Fukuda Denshi, Япония) с  определением показателя СЛСИ. Ортостатическая проба считалась положительной в  случае снижения артериального давления на 20/10 мм рт. ст. и более при переходе в вертикальное положение.

Результаты. Средний возраст включенных в  исследование пациентов составил 77,2±8,1  года (n=160): в  группе пациентов без ССА 72,4±6,9  года (n=50), c преастенией 76,6±8,1  года (n=50), у  пациентов с  ССА 81,7±6,6  года (n=60). ОГ присутствовала у  53  (33%) пациентов в  целом по группе. Выявлена краевая значимость различий между группами пациентов с преастенией и без ССА: показатели составили 44 и 20% соответственно, p=0,053. Уровень СЛСИ был выше у  пациентов с  ССА по сравнению с  пациентами без данного синдрома (p=0,0005). ОГ также оказалась фактором, повышающим СЛСИ независимо от возраста и  ССА (р=0,0067). Влияние ОГ на СЛСИ в  группе пациентов с  ССА выявлено лишь при однофакторном анализе, при проведении же дополнительного анализа этого влияния обнаружено не было.

Заключение. ОГ отмечается у 33% пациентов 60 лет и старше с АГ. Артериальная жесткость возрастает с  нарастанием ССА, а  также при сопутствующей ОГ в  группе пациентов 60  лет и  старше. Прогрессирование артериальной жесткости в  группе пациентов пожилого и старческого возраста протекает неоднородно и зависит от наличия сопутствующего ССА.

153
Аннотация

Актуальность. Острые кишечные инфекции (ОКИ)  – четвертая ведущая причина смерти среди детей младше 5 лет во всем мире. К малоизученным аспектам патогенеза ОКИ у детей относится поражение почек. Уровень цистатина С в сыворотке крови – показатель, не зависящий от пола и возраста, при этом он высоко информативен уже на ранних стадиях нарушения функции почек.

Цель  – оптимизировать диагностику нарушений функций почек у  детей с  ОКИ средней степени тяжести на основании сравнения различных методик подсчета скорости клубочковой фильтрации (СКФ) и  определения уровня цистатина C.

Материал и  методы. Проведено обсервационное поперечное исследование с  участием 80  детей с  ОКИ средней степени тяжести без развития гемолитико-уремического синдрома, находившихся на стационарном лечении. У всех наблюдаемых пациентов в остром периоде заболевания, помимо стандартного клинико-лабораторного обследования, для оценки функции почек определяли уровень креатинина с расчетом СКФ по формуле Шварца 1976 г. (немодифицированной) и  2009  г. (модифицированной), а  также содержание цистатина  C в  сыворотке крови. СКФ также рассчитывали с использованием однофакторного уравнения на основе цистатина С.

Результаты. СКФ в  остром периоде ОКИ, рассчитанная по немодифицированной и  модифицированной формуле Шварца, составила у  детей младше 3  лет (n=40) 115,47±3,33 и  98,56±2,84  мл/мин/1,73м2  (p<0,001), в  группе детей 3–7  лет (n=40)  – 132,13±4,2 и  108,85±3,84  мл/мин/1,73м2  (p<0,001) соответственно. Высокие (>950  нг/мл) показатели цистатина  C в  сыворотке были выявлены у  18  (22%)  больных. У  остальных пациентов уровень цистатина  C оставался в  пределах физиологических показателей или ниже. Риск развития острого повреждения почек на основании оценки двух показателей  – СКФ по модифицированной формуле Шварца и СКФ по формуле с использованием цистатина C – имели 4 (10%) детей в  возрастной группе 1–3  лет и 1 (2,5%) ребенок в возрастной группе 3–7 лет; на основании одного показателя – расчета СКФ по формуле с  использованием цистатина С  – 8  (20%) и  9  (22,5%) детей соответственно, а  на основании оценки только СКФ по модифицированной формуле Шварца – по 3 (7,5%) детей обеих возрастных групп.

Заключение. Нами получено подтверждение того, что показатели СКФ, рассчитанные по немодифицированной формуле Шварца (1976), являются более высокими по сравнению с  таковыми, рассчитанными по модифицированной формуле Шварца (2009) и с учетом уровня цистатина C. Следовательно, у  детей раннего и  дошкольного возраста использование немодифицированной формулы Шварца (1976) представляется некорректным. Уровень цистатина С  в  сыворотке крови может оказаться перспективным прогностическим маркером, позволяющим выделить группу риска развития острого повреждения почек у детей, находящихся в  остром периоде заболевания ОКИ средней степени тяжести.

ОБЗОР 

34
Аннотация

В настоящее время ожирение представляет собой одну из главных проблем здравоохранения во всем мире. Оперативное вмешательство  – наиболее перспективный метод лечения морбидного ожирения. Различают два варианта бариатрических операций: направленные на уменьшение объема потребления пищи и  ограничивающие всасывание питательных веществ. На фоне неоспоримых преимуществ бариатрической хирургии в снижении веса следует помнить о потенциальном риске тяжелых осложнений, таких как развитие гипогликемического синдрома через 2–3  часа после приема легкоусвояемых углеводов с адренергическими и нейрогликопеническими симптомами. По данным источников, распространенность постбариатрических постпрандиальных гиперинсулинемических гипогликемий (ПГГ) варьирует от 10 до 75%. ПГГ у постбариатрических пациентов следует дифференцировать с синдромом неинсулиномной панкреатогенной гипогликемии и с инсулиномой, однако отметим, что случаи этих заболеваний описаны и у пациентов после бариатрических операций.

Механизмы развития ПГГ в  исходе шунтирующих бариатрических операций на данный момент не ясны. Согласно последним исследованиям, ведущую роль в  неадекватной избыточной выработке инсулина поджелудочной железой играет гиперсекреция инкретинов в ответ на ускоренное поступление углеводов в  тонкую кишку. Существуют также предположения о  более медленной нормализации выработки инсулина на фоне более быстрого снижения массы тела и регрессии инсулинорезистентности, роли дисфункции альфа-клеток, нарушении отрицательной связи между инсулином и грелином, компенсаторной гиперплазии и  гипертрофии оставшихся энтероцитов (в  том числе L-клеток), изменении характера кишечной микрофлоры, уровня и  состава желчных кислот. Кроме того, предполагается ряд других механизмов, но они пока недостаточно хорошо изучены.

111
Аннотация

B7-H3, также называемый CD276, представляет собой трансмембранный гликопротеин типа I, который кодируется на хромосоме 15 человека. Он был открыт еще в  2001 г. Первоначальное исследование описало его как положительный костимулятор вследствие способности стимулировать Т-клеточный ответ и продукцию IFN-γ. Однако недавние исследования показали, что B7-H3 участвует в  ингибировании Т-клеток. Рецептор для B7-H3 еще не идентифицирован. Это объясняет сложную иммуномодулирующую активность B7-H3, который может иметь более одного партнера по связыванию с  различными функциями. Экспрессию белка B7- H3 наблюдали на активированных иммунных клетках, таких как Т-клетки, NK-клетки и  антигенпрезентирующие клетки. Интересно, что он гиперэкспрессирован в  широком спектре опухолевых клеток и  связан с  прогрессией заболевания и  прогнозом. Особый интерес представляет также растворимая форма данного белка. Повышение содержания sB7-H3 в плазме крови больных опухолями костей может оказаться важным диагностическим критерием.

КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ 

123
Аннотация

Обоснование. Муковисцидоз  – распространенное моногенное заболевание, обусловленное патогенными вариантами нуклеотидной последовательности гена Cystic Fibrosis Transmembrane conductance Regulator (CFTR) (ABCC7). Ген CFTR содержит 27  экзонов и  расположен в  регионе 31.1  длинного плеча 7-й хромосомы (7q31.1). Использование метода секвенирования привело к накоплению новых сведений о  разнообразии генетических вариантов при муковисцидозе. Эти сведения важны в  свете подходов к  разработке таргетной терапии заболевания, учитывающей генотип конкретного пациента. Для генетического варианта II класса N1303K таргетная терапия не разработана. Сопоставления функции хлорного канала при данной мутации с  функцией при патогенных вариантах II класса, таких как F508del, не проводилось.

Материал и  методы. Проанализирована история болезни пациента с  муковисцидозом с  генотипом CFTR F508del/N1303K, получены ректальные биоптаты. Проведено определение разницы кишечных потенциалов (ОРКП) и  форсколиновый тест на кишечных органоидах, полученные результаты сопоставлены с клиническими данными.

Результаты. Данные ОРКП подтверждают, что генетический вариант N1303K является «тяжелым» и  приводит к  утрате рабочего белка CFTR, что соответствует клинической картине. Средняя плотность тока короткого замыкания (ΔISC) в  ответ на введение амилорида (стимуляция натриевых каналов) составила -39±1,22 µA/см2 , форсколина (стимуляция хлорных каналов) – 3,83±1,43 µA/см2 , карбахола – 6±2,47 µA/см2 , гистамина – 8,5±3,02 µA/см2 . Pезультаты форсколинового теста свидетельствуют о  том, что потенциатор  VX-770 и  корректор  VX-809 оказывают слабое влияние на стимуляцию форсколином органоидов при генетическом варианте N1303K: отмечено незначительное набухание органоидов  – примерно на 20% по сравнению с исходным размером.

Заключение. Использование метода ОРКП и форсколинового теста на кишечных органоидах позволяет количественно оценить работу белка CFTR и in vitro определить эффективность таргетной терапии у  пациентов с  муковисцидозом. CFTR-модуляторы неэффективны при наличии мутации N1303K в компаунд-гетерозиготном состоянии с F508del, несмотря на то что оба патогенных варианта относятся ко II классу.

108
Аннотация

Автомобильные аварии  – основная причина травм беременных. Даже при нетяжелой аварии высок риск повреждения и  неблагоприятного исхода для плода, особенно в  случае отслойки плаценты. При этом основными травмирующими агентами могут стать такие средства индивидуальной защиты, как ремень и подушка безопасности. Среди частых вариантов внутриутробного повреждения при тупой травме живота в  результате автомобильной аварии можно выделить черепно-мозговую травму в виде переломов костей черепа и различных внутричерепных кровоизлияний. Несмотря на распространенную точку зрения относительно высокой летальности в этой популяции, нередки случаи благополучного исхода травмы плода без формирования клинически значимого неврологического дефицита.
В статье анализируются основные варианты исхода внутриутробного повреждения головного мозга и  факторы, их определяющие. В  качестве иллюстрации описан случай автомобильной черепно-мозговой травмы плода на 38-й  неделе развития с  переломом костей черепа, ушибом мозга и  субарахноидальным, эпидуральным и  субдуральным, паренхиматозным и  внутрижелудочковым кровоизлияниями вследствие компримирующего воздействия ремня безопасности; при этом мать практически не пострадала. По окончании лечения пациент выписан из стационара в удовлетворительном состоянии без клинически значимой неврологической симптоматики. Динамическое наблюдение ребенка в  течение 8 месяцев позволило выявить признаки замедления созревания головного мозга в виде появления доброкачественных эпилептиформных паттернов детства и паттернов магнитно-резонансной томографии.
По всей видимости, ведущими факторами, обеспечивающими благоприятный исход внутриутробной тяжелой черепно-мозговой травмы в отсутствие фатального повреждения матери и плода, служат правильная акушерская тактика, поздний срок беременности и  отсутствие массивного паренхиматозно-вентрикулярного кровоизлияния. Помимо непосредственного клинического выздоровления после тяжелого внутриутробного травматического повреждения головного мозга важно динамическое наблюдение ребенка ввиду повышенного риска развития отдаленных церебральных структурных и функциональных нарушений, прежде всего пароксизмальных, поведенческих и  когнитивных.

103
Аннотация

Инсульт  – основная причина инвалидности взрослого населения в  мире. Последствия инсульта могут включать в  себя различные нарушения  – двигательные, когнитивные, эмоционально-поведенческие расстройства, что ведет к снижению активности больного в повседневной жизни, нарушению способности к  самообслуживанию, а  также негативно влияет на качество жизни. В  настоящей статье дано описание клинического случая применения новой комплексной программы нейрореабилитационного лечения у пациентки в раннем восстановительном периоде ишемического инсульта со спастическим гемипарезом, умеренными когнитивными и  аффективными расстройствами.
Программа нейрореабилитации основана на использовании биологической обратной связи по опорной реакции с применением слухового и  зрительного каналов, где последовательно применяются классические статические и динамические стабилометрические тренинги в  положении больного стоя на платформе, а  также занятия с использованием силового джойстика для верхней конечности в положении больного сидя. Кроме того, комплексная программа включала в  себя занятия с  логопедом-нейропсихологом и  занятия лечебной физкультурой. В  результате лечения отмечено улучшение общего состояния пациентки, восстановление функции движения верхней конечности, нормализация когнитивных функций, регресс аффективных расстройств. Полученный в  ходе лечения эффект был стойким, при оценке неврологического статуса в динамике через 3 месяца прогрессирования неврологической симптоматики не выявлено. Таким образом, комплексное восстановительное лечение, основанное на комбинации повышенной физической активности с сенсорной стимуляцией, задачами для когнитивных функций, может способствовать хорошему восстановлению после инсульта.

188
Аннотация

Пароксизмальная кинезиогенная дискинезия относится к группе первичных дискинезий, которая также включает пароксизмальную некинезиогенную дискинезию и  пароксизмальную дискинезию, индуцированную физическими нагрузками. Ввиду редкости заболеваний этой группы, а  также наличия большого спектра состояний, протекающих с  преходящими двигательными нарушениями, установление диагноза довольно часто вызывает затруднения. В  этом помогает тщательный анализ клинической картины и  использование данных объективной регистрации пароксизмальных событий (электроэнцефалография с  видеомониторингом). Наиболее частая причина пароксизмальной кинезиогенной дискинезии – мутации в гене PRRT2, а пароксизмальной некинезиогенной дискинезии – мутации в гене MR1.
В статье приводится описание клинического наблюдения пациента 13 лет с  внезапно возникавшими при движении короткими дистоническими, хореическими и баллическими атаками гиперкинезов. Пациент длительное время без эффекта лечился с  диагнозом эпилепсии, тиков, дистонии. В  ходе диагностического поиска у  пациента методом секвенирования нового поколения панели генов была выявлена мутация в интроне гена PRRT2. Несмотря на то что вышеуказанная мутация ранее не была описана, с  учетом вида гиперкинезов, их связи с движением, а также на основании данных инструментальных методов исследований был установлен диагноз пароксизмальной кинезиогенной дискинезии. Проведено успешное лечение карбамазепином с достижением полного контроля над гиперкинезами.
Основой диагностики пароксизмальных дискинезий по-прежнему остается анализ клинической картины и вида провоцирующего фактора. Молекулярно-генетическая диагностика с  учетом наиболее частых причинных мутаций данных состояний может минимизировать как временные, так и финансовые затраты.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-0505 (Print)
ISSN 2587-9294 (Online)