Preview

Альманах клинической медицины

Расширенный поиск
Том 45, № 2 (2017)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.18786/2072-0505-2017-45-2

ЮБИЛЕЙ

ПРИГЛАШЕННЫЕ СТАТЬИ

79-79 5260
Аннотация

Исследования последних лет, выполненные биологами, убедительно свидетельствуют, что в  основе физиологического и  репаративного остеогенеза, а  также функционально-адаптивной и  посттравматической перестройки костной ткани лежат единые и стереотипные молекулярно-клеточные механизмы. Собственные экспериментальные исследования авторов показали: все этапы морфогенеза костных микроструктур синхронно обеспечиваются и  непрерывно сопровождаются очаговым и стереотипным ангиогенезом (капиллярогенезом). Мощным фактором реализации репаративного остеогенеза выступает остеоиндуцирующее взаимодействие концов поврежденного костного сегмента, которое положительно проявляется даже в  случаях значительных диастазов между отломками (но стабильно фиксированных). При обеспечении стабильности зоны костного повреждения на весь период консолидации после любого вида стабильного остеосинтеза формируется эндостально-кортикальный костный регенерат за счет прямого остеогенеза (то есть без фиброзно-хрящевой ткани) минимального объема и  в кратчайшие сроки. Периостальный остеогенез при этом фактически становится резервным источником костеобразования, который проявляется в  недостаточно стабильных условиях. Нестабильность зоны костного повреждения и особенно металлического имплантата чревата самыми тяжелыми деструктивными последствиями. 

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

94-101 4278
Аннотация

Актуальность. Причиной поздней диагностики рака почки считается долгое практически бессимптомное течение заболевания. Успехи в  его лечении, достигнутые в  последние годы, обусловлены использованием антиангиогенных препаратов. Тем не менее многие вопросы диагностики, прогноза и  предсказания эффективности таргетной терапии до сих пор не решены. Таким образом, изучение и поиск новых молекулярных маркеров рака почки, в первую очередь показателей, связанных с ангиогенной и инвазивной активностью, по-прежнему актуальны. К  таким маркерам относятся матриксные металлопротеиназы (ММП), разрушающие большинство компонентов внеклеточного матрикса и вовлеченные во все этапы опухолевого процесса. Цель  – сравнительная оценка содержания ММП-2, 7, 8, 9 и их тканевого ингибитора 1-го  типа (ТИМП-1) в  сыворотке крови практически здоровых людей, больных раком и  доброкачественными опухолями почки, анализ их взаимосвязи с основными клинико-морфологическими особенностями новообразований. Материал и  методы. Обследованы 99 больных раком почки (94 первичных и 5 – на фоне прогрессирования) и  10  больных доброкачественными опухолями почки. В  контрольную группу вошли 97  человек. Концентрацию исследуемых белков в  сыворотке крови определяли с помощью наборов реактивов для прямого иммуноферментного анализа (Quantikine®, R&D Systems, США). Результаты. Содержание ММП-7, ММП-8 и  ТИМП-1 в  сыворотке крови больных раком почки статистически значимо выше, чем в  контроле и  у больных доброкачественными опухолями. Содержание ММП-2 и  ММП-9 достоверно не различалось между обследованными группами. При пороговом уровне ММП-7, равном 3,0  нг/мл, диагностическая чувствительность выявления первичного рака почки составила 84%, специфичность по отношению к  «здоровому» контролю  – 87,5%, к  «патологическому» контролю (здоровые доноры + больные доброкачественными опухолями почки) – 73%. Наилучшее соотношение чувствительности и  специфичности для ТИМП-1 составило  67 и  65% при пороговом уровне 315 нг/мл. Для ММП-8 не удалось найти порогового уровня с приемлемым соотношением чувствительности и  специфичности. Уровни всех трех маркеров положительно коррелировали со стадией заболевания и показателями системы TNM, а уровни ММП-7 и ТИМП-1 возрастали по мере уменьшения степени дифференцировки опухоли. У  5  пациентов, обследованных на фоне прогрессирования, уровни всех маркеров были существенно выше, чем у первичных больных, и  превышали рассчитанные пороговые значения. Заключение. Наиболее перспективным серологическим маркером рака почки следует считать ММП-7: ее содержание в сыворотке крови уже на I стадии заболевания превышает пороговый уровень в 84% случаев. ТИМП-1 обладает приемлемой чувствительностью (70% и более) только начиная со II стадии рака почки. Уровень ММП-8 увеличивается лишь при III–IV стадиях заболевания. 

102-108 5755
Аннотация

Актуальность. Анализ свободных легких цепей иммуноглобулинов (СЛЦ) в сыворотке крови – эффективный метод диагностики множественной миеломы. Плазматические клетки синтезируют два типа СЛЦ – κ и λ. СЛЦ, не вошедшие в состав моноклональных интактных иммуноглобулинов, высвобождаются в  циркуляторное русло, а  затем фильтруются и  метаболизируются почками в  зависимости от их молекулярной массы. Циркулирующие в крови СЛЦ часто формируют гомодимеры, известные как белок Бенс-Джонса – маркер множественной миеломы Бенс-Джонса. Согласно международным рекомендациям, соотношение κ/λ СЛЦ в  сыворотке крови  – один из диагностических критериев множественной миеломы. Цель  – оценка диагностического и  прогностического значения исследования СЛЦ в сыворотке крови больных множественной миеломой. Материал и  методы. Обследовали 118  больных множественной миеломой, поступивших в  отделение химиотерапии гемобластозов ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина» Минздрава России за период с 2010 по 2016 г., а также 68 практически здоровых мужчин и женщин. Концентрацию СЛЦ определяли в сыворотке крови иммунотурбидиметрическим методом c использованием тест-систем Freelite Human Lambda и  Freelite Human Kappa (Binding Site). Результаты. У  больных множественной миеломой Gи  A-типа, а  также множественной миеломой Бенс-Джонса уровни секреции моноклональных κили λ-СЛЦ были повышены по сравнению с  группой контроля (p < 0,005). Диагностическая чувствительность количественного определения СЛЦ и их соотношения при множественной миеломе достигала соответственно 87,3 и 89,8%, а при комплексном исследовании с иммуноэлектрофорезом приближалась к 100% (99,2%). Анализ выживаемости без прогрессирования и общей выживаемости показал статистически значимые различия (p < 0,04) между группами больных в зависимости от соотношения κ/λ СЛЦ. При этом базальное значение соотношения κ/λ СЛЦ менее 0,04 или более 140 было неблагоприятным фактором прогноза. Заключение. Включение метода определения СЛЦ в  сыворотке крови в  план обследования пациентов с  предполагаемой моноклональной гаммапатией позволяет увеличить диагностическую чувствительность имеющихся методов определения парапротеина, а  также проводить мониторинг больных с  несекретирующей множественной миеломой. Анализ СЛЦ у  больных множественной миеломой приобретает особое значение в прогнозировании ремиссии, поскольку противоопухолевый ответ по результатам их определения наступает раньше по сравнению с результатами стандартных иммунохимических исследований.

109-117 2453
Аннотация

Актуальность. Эндометриоз яичников – прогрессирующее заболевание, распространенность и тяжесть которого неуклонно возрастают. В связи с этим представляются актуальными вопросы разработки надежных неинвазивных скрининговых методов лабораторной диагностики заболевания на этапе раннего амбулаторного обследования. Цель – оценка возможностей метода количественного фазового имиджинга для ранней диагностики эндометриоидных кист яичников и рецидивов заболевания в послеоперационном периоде. Материал и методы. Проанализированы 1578 ядер лимфоцитов периферической крови 82 пациенток с эндометриоидными кистами яичников в возрасте от 21 до 37 лет (средний возраст 26,4 ± 3,6 года), наблюдавшихся в женской консультации (г. Ессентуки). Исследования проводили в динамике: до лапароскопической цистэктомии, через 6 и 12 месяцев послеоперационного периода на фоне или без лечения препаратами с действующим веществом диеногест. Морфофункциональное состояние ядер лимфоцитов периферической крови оценивали в режиме реального времени методом количественного фазового имиджинга (QPI) с использованием модуля фазово-интерференционной микроскопии аппаратно-программного комплекса «Биони» (ООО «Весттрейд», Москва) для клинической и лабораторной диагностики, а также технологии морфоденситометрической сегментации. Результаты. При сравнительном анализе морфометрических показателей CD3+-клеток периферической крови соматически здоровых небеременных женщин и пациенток с эндометриоидными кистами яичников до проведения им оперативного лечения выявлено статистически значимое повышение расчетного показателя функциональной активности ядер лимфоцитов (0,898 против 0,783, p < 0,05). Исследование динамики дифференциально-диагностических критериев реактивных изменений ядер лимфоцитов периферической крови пациенток с эндометриоидными кистами яичников показало: по сравнению с результатами до лечения на 6-м и 12-м месяцах послеоперационного периода величина относительной интенсивности сегментов в ядрах (ΔI) снижалась на 10,3 и 14,7, 10,6 и 12,9% в группах, получавших терапию диеногестом, и без терапии диеногестом соответственно; относительное расстояние между центрами сегментов ядер (ΔL) имело тенденцию к увеличению на 0,6 и 0,9, 4,2 и 2,1%; количество сегментов в ядрах увеличивалось на 18,3 и 13,4, 27,4 и 16,9%; периметр ядер уменьшался на 13,9 и 12,6, 11,9 и 7,8% соответственно. Частота безрецидивных случаев через 6 и 12 месяцев наблюдения в группах больных, получавших диеногест, составила 100%, тогда как у пациенток, не получавших лечение диеногестом, – 97,5 и 93,5% соответственно. Обсуждение. Интерфазный хроматин представляет собой своеобразный биосенсор, датчик ранних изменений лимфоидной клетки. Модификации его структуры и плотности упаковки не только свидетельствуют об изменении морфофункционального состояния лимфоцита, но и могут быть спроецированы на организм в целом для ранней доклинической диагностики, оценки тяжести патологического процесса и прогноза при различных кризисных состояниях. Заключение. Практическое использование QPI в клиническом мониторинге больных с эндометриоидными кистами яичников способствует оперативному получению важной информации о состоянии клеточного звена иммунитета, открывает новые возможности для оценки эффективности проводимых лечебных и реабилитационных мероприятий, а также ранней доклинической диагностики рецидива заболевания.

118-126 2954
Аннотация

Актуальность. Cеборейный кератоз  – распространенная доброкачественная опухоль с  неясной этиологией. Цель  – изучить ассоциации клинических особенностей себорейного кератоза и  его течения с  количественными показателями вируса папилломы человека (ВПЧ) рода  β. Материал и  методы. Основную группу составил 91  больной себорейным кератозом (29 мужчин и 62 женщины) в возрасте от 40 до 75 лет (средний возраст 59,2 ± 6,4 года), контрольную  – 30  условно здоровых человек в  возрасте от  40 до  70  лет (средний возраст 57,6 ± 4,1  года). Диагноз себорейного кератоза подтвержден дерматоскопически и  патоморфологически с  идентифицированным акантотическим подтипом заболевания (в  100%  случаев). Определение ВПЧ проводили методом полимеразной цепной реакции с гибридизационно-флюоресцентной детекцией в режиме реального времени с использованием трех систем олигонуклеотидов: для детекции ВПЧ β1 (типы 5, 8, 12, 14, 19, 21, 25, 36, 47), β2 (типы 9, 15, 17, 22, 23, 37, 38, 80) и β3 (типы 49, 75, 76). Результаты. Клинически наиболее часто выявлена пятнисто-папулезная форма себорейного кератоза (у 61 пациента из 91, 67%) с преимущественной локализацией в  области головы, шеи, передней и  задней поверхности туловища. В  общей группе больных ВПЧ рода β встречался в 88,8% (у  24 из 27  пациентов) биоптатов себорейного кератоза (р = 0,04) и в 66,6% (18 из 27) биоптатов здоровых тканей у тех же больных (р = 0,04), что статистически значимо выше показателя ВПЧ-контаминации среди здоровых людей (28,7%, р = 0,02). В  опухолях у  больных себорейным кератозом чаще регистрировали микст-ассоциацию ВПЧ рода  β  – у  21  (83,3%) из 24  ВПЧпозитивных пациентов (различия статистически значимы в сравнении с контролем, р = 0,00001). Максимальная (значимая) вирусная нагрузка отмечена в группе больных себорейным кератозом с количеством пролиферативных очагов 10 и  более (от 4,08 ± 0,3  lg/105   до  5,7 ± 0,3  lg/105). Заключение. Для пятнисто-папулезной формы себорейного кератоза характерна микст-инфекция ВПЧ β1, β2, β3, выявляемая в 77,7% случаев вне зависимости от количества очагов патологического роста. Предположительно, при одновременном наличии ВПЧ видов β1, β2, β3 возникает множественный себорейный кератоз (число очагов более  10) и  велика вероятность появления новых очагов себорейного кератоза на неизмененной коже. 

127-132 3084
Аннотация

Актуальность. Значительную часть послеоперационных инфекционных осложнений в сердечно-сосудистой хирургии вызывают стафилококки, при этом возросла роль Staphylococcus epidermidis. Цель – выявить биологические особенности коагулазонегативных стафилококков, выделенных из различных биотопов в кардиохирургическом стационаре, для оценки их патогенного потенциала. Материал и методы. Объектом исследования были изоляты стафилококков (n = 73), выделенные в кардиохирургическом стационаре в 2015–2016 гг. Биохимическая идентификация культур проводилась с использованием микробиологического анализатора Vitek 2 compact (BioMerieux, Франция) и тест-систем «Стафи-тест» (ERBA Lachema, Чехия). Биологические свойства стафилококков определялись классическими микробиологическими методами. Статистическую обработку данных осуществляли с помощью программного обеспечения «Микроб-2». Результаты. В кардиохирургическом стационаре выявлены S. aureus и 6 видов коагулазонегативных стафилококков, среди которых доминировал S. epidermidis. Больше всего S. epidermidis было выделено из послеоперационных ран (n = 16, 30,8 ± 6,4%) и смывов с поверхностей окружающей пациентов среды (n = 11, 21,1 ± 5,7%). Все исследуемые S. epidermidis (n = 52) гидролизовали до кислоты без газа мальтозу, не ферментировали глюкозу, трегалозу, не разлагали маннит в аэробных условиях (за исключением стафилококков, выделенных с объектов окружающей среды и у медицинского персонала), у них отсутствовала β-галактозидаза (кроме культур, выделенных из послеоперационных ран). По отношению к лактозе и сахарозе биохимическая активность S. epidermidis была вариабельной. Гемолитической активностью (чаще β-типа) обладали 69,2 ± 6,4% культур S. epidermidis. Большинство культур (92,4 ± 3,6%) показали протеолитическую активность независимо от вида стафилококка и места выделения. Липолитическая активность чаще наблюдалась у изолятов стафилококков, выделенных из клинического материала (отделяемого дыхательных путей медицинского персонала (9 культур из 10), пациентов (9 из 10 культур) и послеоперационных ран (16 культур из 20)), чем из объектов внешней среды. Обнаружена прямая статистически значимая связь между липазной активностью и наличием β-галактозидазы (φ = 0,40), липазной и протеолитической активностями (φ = 0,33), β-галактозидазой и разжижением желатины (φ = 0,65), гемолитической и протеолитической активностями (φ = 0,37). Заключение. Доминирующим микроорганизмом, встречающимся во всех экотопах кардиохирургического стационара, был S. epidermidis. Биохимические свойства коагулазонегативных стафилококков и их ферментативная активность, связанная с факторами патогенности, различались в зависимости от места изоляции, что показывает их участие в развитии воспалительного процесса в определенном биотопе.

133-137 4061
Аннотация

Актуальность. Кандидозы возникают у  иммунокомпрометированных лиц с дефектами гуморального или клеточного звеньев иммунитета. Любые нарушения обмена железа способствуют развитию иммунодефицита и изменению инфекционной чувствительности. Возможность изменения биологических свойств грибов рода Candida при нарушениях обмена железа не обсуждалась. Цель  – выяснить влияние нарушений обмена железа на модификацию биологических свойств C.  albicans. Материал и  методы. С  помощью турбидиметрического метода изучалась кинетика роста референтного штамма (24433 АТСС) и  клинических изолятов C.  albicans в  бульоне (n = 20) в  зависимости от концентрации ионов Fe2+ и в сыворотке крови доноров с  разным вариантом обмена железа (n = 2). Определялась экспрессия гена адгезии (als3), генов фосфолипаз  С  (plb1, plb2, plс), гена аспартильной протеазы (sap1) в сыворотке крови доноров с  разным содержанием железа. Результаты. Активность роста всех изученных штаммов C. albicans зависит от концентрации железа в питательной среде. Расчет значений константы сродства к  ионам Fe2+ (Ks) для штаммов C.  albicans показал, что они изменяются от 179,5 до 1863,3 мкМ. Клинические изоляты отличаются большей железозависимостью (179,5 < Кs < 1000  мкМ) по сравнению с  референтным штаммом 24433 АТСС (K= 1199,5 ± 28,3 мкМ). Оптимальная концентрация железа для роста в бульоне составляет 30–50 мкМ. Сыворотка крови с нормальным обменом железа ингибирует ростовую активность C.  albicans и  увеличивает экспрессию всех изученных генов патогенности. Культивирование C.  albicans в  железодефицитной и  железонагруженной сыворотках увеличивает скорость роста до 0,017 ч-1 и 0,012 ч-1 соответственно, но уменьшает экспрессию основных генов патогенности. Заключение. Биологические свойства C.  albicans изменяются в  зависимости от состояния обмена железа организма хозяина. При нормальном обмене железа иммунная система подавляет развитие кандид. Избыточное накопление железа способствует возникновению кандидоза, при дефиците железа исход инфекции будет зависеть от состояния иммунного статуса организма хозяина. 

138-146 2742
Аннотация

Актуальность. Энтерококки – ведущая причина ряда внутрибольничных и  внебольничных заболеваний человека. В  последнее десятилетие эти патогены приобретают устойчивость к  антибактериальным препаратам, в  том числе к  ванкомицину. Энтерококки с  множественной лекарственной устойчивостью выделяются также от сельскохозяйственных животных во многих странах мира, что вызывает настороженность ученых из-за возможного горизонтального переноса генетических детерминант резистентности. Цель  – определить чувствительность к  антибактериальным препаратам изолятов Enterococcus spp., выделенных от промышленной птицы в  Российской Федерации в  2013–2016  гг., детектировать в  их геномах гены устойчивости к  ванкомицину. Материал и  методы. Восемьдесят семь изолятов энтерококков, принадлежащих к  E.  faecalis (n = 47, 54%), E.  faecium (n = 25, 28,7%) и  другим видам (n = 15, 17,2%), выделены из клинических образцов 297  голов промышленной птицы (печень, легкие, сердце, селезенка, содержимое пазух носовых синусов) из 17  птицеводческих хозяйств Северо-Западного, Центрального, Приволжского, Уральского и  Южного федеральных округов Российской Федерации. Чувствительность энтерококков к антимикробным препаратам определяли диско-диффузионным методом и  методом микроразведений в  бульоне. Гены устойчивости к  ванкомицину (van) выявляли методом полимеразной цепной реакции со специфичными праймерами. Результаты. Большинство изолятов энтерококков были устойчивы к  эритромицину (74  из 87, 85,1%), гентамицину (70 из 87, 80,5%), цефтриаксону (61 из 87, 70,1%), ципрофлоксацину (56 из 87, 64,4%), тетрациклину (57 из 87, 65,5%) и рифампицину (48 из 87, 55,2%), а также к триметоприму (38 из 87, 43,7%), ампициллину (28 из 87, 32,2%), линезолиду (15  из 87, 17,2%) и  хлорамфениколу (5 из 87, 5,7%). У 10 изолятов были обнаружены гены типа vanC (vanC1 и vanC2/3). Минимальные подавляющие концентрации ванкомицина для этих изолятов составили 2–8 мг/л. Выделение от птицы и  идентификация изолята E.  faecium с  геном vanC1, по всей вероятности, является первым в  мировой практике. Заключение. Промышленная птица птицефабрик Российской Федерации – важный резервуар и источник антибиотикорезистентных популяций энтерококков, в том числе энтерококков с генами ванкомицинрезистентности vanC1 и vanC2/3

143-159 3276
Аннотация

Актуальность. Большинство случаев заболевания листериозом связаны с  патогенным видом Listeria monocytogenes. В  литературе появились сообщения о выделении из пищевых продуктов L.  innocua с  факторами патогенности, а  также о случаях заболевания у людей, вызванных этим видом. Цель – оценить биологические свойства, в  том числе патогенный потенциал L.  innocua, выделенных из пищевых продуктов и  объектов окружающей среды. Материал и  методы. Проведено микробиологическое исследование культур L.  innocua, изолированных из пищевых продуктов (n = 35) и объектов окружающей среды (n = 15) на территории Приморского края, а также исследование их антибиотикочувствительности. Результаты. У  исследуемых культур L.  innocua отмечена стабильность фенотипических проявлений биологических свойств  – морфология, типичный рост колоний на питательных средах с характерным кисломолочным запахом, голубое или голубовато-зеленое свечение в косо проходящем свете, наличие каталазной активности и отсутствие оксидазной. Подвижность при 22 °С показали только 38 ± 6,9% L.  innocua. Культуры L. innocua не ферментировали маннит (100% культур), разлагали до кислоты без газа рамнозу (70 ± 6,5%) и  ксилозу (42,8 ± 7%). Листерии, выделенные из овощей и  объектов внешней среды, с  большей частотой ферментировали рамнозу (92,8 ± 7,2%  исследуемых культур) и  реже  – ксилозу (28,5 ± 12,5%) по сравнению с изолятами L. innocua, полученными из мясных и рыбных продуктов. Отмечена вариабельность биохимической активности L.  innocua по отношению к  маннозе (92 ± 3,8%), сахарозе (85,7 ± 7,8%) и  мелицитозе (76,2 ± 9,5%). Выявлены культуры L.  innocua (34 ± 6,7%) с гемолитической активностью (αили β-типа), чаще у изолятов, выделенных из рыбной продукции. Липаза определялась у всех листерий независимо от источника выделения. Культуры L.  innocua, выделенные из пищевых продуктов и объектов окружающей среды, показали высокую чувствительность к  антимикробным препаратам из групп пенициллинов (ампициллин, карбенициллин, комбинированный препарат амоксициллина и клавулановой кислоты), аминогликозидов (гентамицин, амикацин), карбапенемов (меропенем), фторхинолонов (офлоксацин). Заключение. Отмечена вариабельность некоторых биологических свойств L.  innocua в  зависимости от источника выделения. Выявление на территории Приморского края культур листерий с  атипичными свойствами требует более глубокого изучения микроорганизмов данного вида. 

154-158 3096
Аннотация

Актуальность. Адгезия и  способность к  образованию биопленки рассматриваются среди ведущих факторов патогенности Corynebacterium diphtheriaе, обусловливающих формирование бактерионосительства. Именно за счет бактерионосительства осуществляется циркуляция штаммов возбудителя дифтерии в  межэпидемический период. Цель  – определение и  сравнительный анализ адгезивной активности типовых и  биопленочных культур токсигенных штаммов C.  diphtheriae. Материал и  методы. Исследованы типовые и  биопленочные (120- и 720-часовые) культуры штаммов C. diphtheriae. Их тестирование на способность формировать биопленку проводили по методике P.  Watnick (2000). Способность к  адгезии исследовали на культуре клеток карциномы фарингеального эпителия HEp-2 при различных временных экспозициях (2, 8, 18 часов). Количество C. diphtheriae, адгезированных на клетках НEр-2, определяли путем высева смыва на 20% сывороточный агар с  последующим подсчетом среднего количества колониеобразующих единиц (КОЕ) в  1  мл. Результаты. Все типовые и  биопленочные культуры исследованных штаммов токсигенных C.  diphtheriae обладали адгезивной активностью разной степени выраженности. При этом наиболее высокие показатели адгезии обнаружены у  циркулирующего штамма C.  diphtheriae gravis tox(от  0,26 ± 0,01 до  203,3 ± 3,3  КОЕ/мл), что отличалось от аналогичных показателей у других исследованных штаммов (от 0,03 ± 0,003 до  0,20 ± 0,01  КОЕ/мл). Наименьшей адгезивной активностью при 2-часовой экспозиции культивирования обладали как типовая, так и биопленочные культуры штамма C. diphtheriae gravis tox+ № 6765, при 8- и  18-часовой  – штаммов C. diphtheriae gravis с «молчащим» tox-геном и  C.  diphtheriae mitis tox+ № 269. У  всех культур токсигенных штаммов C. diphtheriae способность к  адгезии в  динамике статистически значимо (р ≤ 0,05) увеличивалась к  8- и  18-му часу культивирования. Заключение. Наиболее выраженные адгезивные свойства из всех исследованных токсигенных штаммов возбудителя дифтерии характерны для циркулирующего штамма C. diphtheriae gravis tox+

159-162 4001
Аннотация

Предлагаемая методика расчета энергетической ценности питательных сред использует стехиометрические закономерности реакций биологического окисления в  клетке и  позволяет оценить пищевую ценность органических субстратов на основе их элементного состава. В третьей стадии катаболизма, универсальном пути биологического окисления органических соединений, являющихся питательными субстратами, участвуют три элемента-органогена: углерод, водород и  кислород. Их содержание в  составе органического соединения (пищевого субстрата) позволяет рассчитать количество энергии, превращенной в  работу в  процессе метаболизма клетки. Идея расчета энергетической ценности пищевого субстрата опирается на принцип энергетического сопряжения, согласно которому в  клетке полезная энергия пищевых субстратов аккумулируется в  макроэргических связях аденозинтрифосфата (АТФ), образованных за счет биологического окисления данного субстрата. При расчете пищевой ценности органических субстратов традиционно используется величина энергии абиотического окисления. Доля полезной энергии, превращенной в  работу, в  данном случае не рассматривается. Проблема применения данного подхода в том, что количество АТФ рассчитано только для нескольких универсальных метаболитов, путь окисления которых известен (пировиноградная кислота, уксусная кислота). Предложенная нами методика опирается на стехиометрические закономерности и  позволяет рассчитать количество АТФ по элементному составу соединений или массовым долям углерода, водорода и  кислорода. Pезультаты расчета энергии биологического окисления по нашей методике совпадают с  данными литературы для метаболитов процесса биологического окисления в  цикле трикарбоновых кислот. Представленная методика, опираясь на состав соединений, позволяет рассчитать энергетическую ценность для любого пищевого субстрата или питательной среды, содержащей самые разнообразные органические соединения, в том числе и в случае, когда их метаболический путь биологического окисления неизвестен и расчет биоэнергетической ценности не представляется возможным. 

163-169 4039
Аннотация

Актуальность. Количественный люминесцентный анализ широко используется в  биологии, лабораторной диагностике и  клинической медицине для исследования объектов на различных уровнях. Однако существующие упрощенные алгоритмы расчета концентрации люминофоров в  разбавленных линейных растворах не могут быть применены к условиям мутных сред с  сильным светорассеянием, к которым относятся большинство живых биологических тканей. Сегодня развитие люминесцентного анализа в медицине идет по пути создания неразрушающих и  неинвазивных методик контроля in vivo. В  этой связи вопрос о  постановке задачи исследования и  разработки алгоритмов вычислений концентрации люминофоров по регистрируемым спектрам люминесценции в условиях мутных сред представляется актуальным. Цель  – формулировка и  обоснование задачи разработки алгоритмов вычислений концентрации люминофоров по регистрируемым спектрам люминесценции в  условиях оптически мутных сред. Материал и методы. Рассматривалось физико-математическое моделирование процесса формирования вынужденного излучения флюоресценции в светорассеивающей среде на основе модифицированной двухпотоковой модели Кубелки  – Мунка. Проводилась серия лабораторных экспериментов с макрооднородными светорассеивающими модельными средами на основе натуральных препаратов крови для выяснения характера реальной зависимости регистрируемой с поверхности оптически мутной биологической среды интенсивности флюоресценции от фактора светорассеяния и  концентрации флюорофора в  среде. Результаты. И  теоретические, и  экспериментальные результаты демонстрируют сложную нелинейную зависимость регистрируемой интенсивности флюоресценции от оптических свойств среды и  концентрации флюорофора в  среде. Эта зависимость сильно отличается от известного линейного решения Паркера для прозрачных сред, что приводит к  невозможности его применения в  условиях оптически мутных сред. Заключение. Необходимо дальнейшее развитие исследований в  направлении поиска замкнутого аналитического решения обратной задачи оптики светорассеивающих и флюоресцирующих сред для вычисления по регистрируемому потоку люминесценции концентрации люминофора в светорассеивающей среде. 



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2072-0505 (Print)
ISSN 2587-9294 (Online)